О событиях и людях невыдуманные истории. Часть первая

5

1. Что-то вроде предисловия

В семнадцать лет, оказавшись впервые далеко от дома и совсем в других условиях жизни, я любил рассказывать своим товарищам, курсантам высшего военно-морского училища какие-нибудь случаи из моей прежней жизни. Друзья посмеивались надо мной по этому поводу, так как я, очевидно, рассказывал им по несколько раз об одном и том же. Да и что мог рассказать им интересного семнадцатилетний юноша, едва вышедший из детства, прошедшего в трудные военные и послевоенные годы в большой многодетной семье в захудалом городишке Красноярского края.

С тех пор прошло несколько десятилетий. Мне довелось бывать и даже жить и работать во многих городах и весях нашей огромной страны. Причём работать в разных отраслях, ибо полученная в университете специальность это позволяла. Конечно, за эти десятилетия что-то довелось увидеть, услышать и пережить. И мне захотелось рассказать некоторые интересные или забавные эпизоды из своего прошлого, которые, как мне кажется, могут найти своего читателя. Эти истории действительно невыдуманные и описаны почти с фотографической точностью. Если и возникли где-то небольшие отклонения, то виной этому исключительно слабость человеческой памяти, но ни в коем случае не желание автора что-то изменить, обострить, вызывая интерес у читателя. Все рассказанные истории и эпизоды происходили в разное время, в разных местах страны и в разных сферах жизни и деятельности. И мне кажется, что некоторые читатели могут найти в них и что-нибудь для себя познавательное.

2. Две встречи, которые нельзя забыть. Рассказ

Есть такая злая шутка: «Настоящее России, мягко говоря, оставляет желать лучшего, но вот будущее прекрасно. Так было и так будет всегда». Зная историю России, с этим отчасти можно согласиться. Но только отчасти. Даже в нашей новейшей истории особо трудные времена чередовались с периодами, которые условно можно было назвать относительно благополучными. К первым, конечно, в первую очередь нужно отнести военные и непосредственно послевоенные годы. Именно в послевоенный 1946 год произошла моя первая встреча из тех, о которых я хочу рассказать и которые действительно забыть нельзя. Я хорошо помню эту встречу, несмотря на то, что было мне тогда всего шесть лет. И помню я довольно отчётливо, хотя всё, что происходило со мной в столь юном возрасте, или давно забыто, или помнится весьма и весьма смутно.

Война закончилась, но жизнь продолжает оставаться очень сложной. Особенно тяжело семьям, оставшимся без отцов. Много было таких семей. Во многих семьях отцы пришли с войны инвалидами. Некоторые из них беспробудно пили, заливая водкой осознание оставшегося на всю жизнь своего увечья. Особенно трудно приходилось детям таких семей.

Моя многодетная семья, в которой я был самым младшим ребёнком, тоже трудно выживала, но жили мы с отцом, железнодорожным рабочим и нашим единственным кормильцем. Моя мама как-то даже умудрялась к праздничным дням приготовить детям что-либо вкусненькое.

Помню прекрасный весенний солнечный день. Пасха. Настроение у большинства людей было какое-то приподнятое. Помню, что я на улице наслаждаюсь весенним солнцем и жую что-то, испечённое мамой. И вдруг я заметил обращённый на меня взгляд. Взгляд принадлежал мальчику примерно моего возраста. В этом взгляде было всё: желание тоже покушать что-либо вкусненькое, обида, зависть и, кажется, даже злость к тем, кто может себе это позволить хотя бы в этот праздничный день. Я, по детски, не мог сообразить ничего лучшего, как подойти и протянуть ему то, что я ел. Он со злостью выбил у меня из рук в грязь то, что я ему протянул, повернулся и стал уходить. Я догнал его, предложил пойти ко мне поиграть, зная, что мама обязательно покормит нас чем-нибудь праздничным. Мне захотелось быть другом этому гордому мальчику. Но он отказался. Я надеялся, что ещё встречу его в нашем маленьком городе. Но этого не случилось.

Вторая моя встреча, которую действительно сложно забыть, произошла с другим мальчиком в тоже, отмеченные нищетой, годы. Нищетой особенной, ранее не виданной и поэтому непонятной. Нищетой, при которой наряду со страдающими от неё безработными, пенсионерами, да и другими категориями граждан появились миллионеры и особняки-дворцы, огороженные высокими заборами с охраной и прислугой.

Было это в Томске в двухтысячном году, куда собрались мои сокурсники на очередную встречу, которые регулярно проходили примерно через каждые пять лет. Правда, эту последнюю встречу не совсем правильно можно назвать очередной, так как две другие плановые встречи, которые должны были произойти ранее, не состоялись. Не состоялись просто потому, что многие из нас не могли себе это позволить по материальным причинам. Лет пятнадцать назад мы не могли такого себе даже представить. Помню, на первую такую встречу один из нас прилетел даже из Венесуэлы, где вместе с другими представителями завода-изготовителя осуществлял долговременное гарантийное техническое обслуживание поставленной советской техники.

В ожидании начала одного из мероприятий в рамках этой встречи сокурсников, захожу в какой-то продуктовый магазин. Сразу ощущаю на себе какой-то оценивающий взгляд мальчика лет десяти. Заметив, что я обратил на него внимания, он после некоторых колебаний подошёл ко мне.

- Дядя, купите мне что-нибудь поесть.

- Что, например?

Он махнул рукой в сторону хлебного отдела.

- Ну, вот можно хлеба.

Мы подошли к прилавку, и я попросил подать нам большую сдобную и, наверное, вкусную булку.

- Нет, дядя, купите мне чёрного хлеба.

- Почему?

- Он сытнее.

Купив кое-что из продуктов по своему усмотрению и с учётом его пожеланий, я попытался расспросить его, как и почему он оказался в таком положении. Мальчик было уже начал что-то говорить, но потом как-то помрачнел, глаза его наполнились слезами, он медленно повернулся и понуро пошёл к выходу, прижимая к груди пакет с продуктами.
Вспоминая эти два случая, связанные с разными трудными временами страны, я вполне допускаю, что первый мальчик впоследствии стал уважаемым, а может даже известным человеком, возможно, рабочим, возможно, инженером, врачом, музыкантом, писателем или учёным. В те годы это было возможно.

Что же касается второго мальчика, то очень вероятно, что в поисках хлеба насущного он попал в криминальную среду, возможно, стал наркоманом или алкоголиком. Возможно, ему повезло, и он избежал этого, устроился на какую-нибудь простую работу, завёл семью и даже, с учётом пережитого ранее, доволен жизнью. А если повезло ещё больше, что совсем маловероятно, то приобрёл какую-либо хорошую рабочую специальность, работает и живёт по российским меркам в относительном достатке. Но можно с большой уверенностью сказать, что он не получил и уже никогда не получит какое-нибудь хорошее образование, возможно даже среднее, чего в прежние времена просто не могло быть.

3. Таёжные встречи с животными. Приключения

Восточные Саяны. Мы, группа алма-атинских туристов-водников, сплавляемся на плоту по красивейшей горно-таёжной реке Уде, во всяком случае, красивейшей из тех, которых мне довелось увидеть. Чистый горный воздух и солнце делали небо особенно голубым, а значит и гладь реки, как его отражение. Голубые участки воды как-то контрастно перемежались на шиверах, порогах и прижимах с белыми от пены и насыщенных пузырьками воздуха. Всё это обрамлялось бурно озеленёнными горами, часто вздымающимися прямо от кромки воды. А ещё встречались горы, разрезанные водой за сотни лет, а может даже за тысячелетия. Они имели вид высоких, почти вертикальных стен, сложенных из светлых, иногда почти белых пород, обрамлённых бурной зеленью. Это придавало ещё больше красоты всему этому великолепию.
Уда на нашем участке сплава была достаточно полноводная. Несмотря на присущее горным рекам быстрое течение, река представляла собой чередование труднопроходимых участков с относительно спокойными. Эти участки с почти зеркально гладкой поверхностью не только создавали эффект голубой воды, но и давали нам возможность любоваться описанным выше великолепием. Часто мы специально проплывали близко от берега в надежде увидеть что-либо из жизни таёжных обитателей, так как знали из прочитанной нами литературы, что этот район богат разнообразием и количеством животных. Особенно подчёркивалось изобилие медведей и рыси. Правда никого мы не сумели увидеть, и не только с реки, но и на берегу во время обедов или ночлегов. Зато довелось нам не только увидеть, но и в какой-то мере быть, участниками драматического и совершенно необычного эпизода из жизни животных.

А дело было так. Наш плот проходит в полутора или двух метрах от берега. Мы расслабленно отдыхаем после прохождения очередного затяжного порога. И вдруг совершенно неожиданно, как будто не с берега, а с какого-то потустороннего, невидимого нами мира, запрыгнуло на плот какое-то животное.

- Кабарга!

- От рыси!

- От росомахи!

- От медведя! - загалдели мы, обалдевшие от неожиданности.

Кабарожка как-то вздрагивала и испуганно смотрела на нас большими глазами. Потом также неожиданно для нас она сиганула на берег большим и красивым прыжком и скрылась в таёжной чаще.

Кабарга находилась на нашем плоту всего несколько секунд, но эмоций от этих секунд было настолько много, что мы ещё несколько дней делились своими впечатлениями. Всем было как-то приятно от того, что мы, а фактически только наш плот, послужили средством спасения живого существа от практически неминуемой смерти.

Второй эпизод, о котором я хочу рассказать, случился в Эвенкийском автономном округе. Мы, группа сотрудников геофизической экспедиции, заброшена на вертолёте в тайгу в помощь пожарникам для ликвидации одного из очагов пожара, которых было в районе действия экспедиции не менее десятка. Ещё на базе экспедиции, без ведома её руководства, было решено, что четверо из нас после окончания работ, не дожидаясь прилетающего за нами вертолёта, сплавятся до Подкаменной Тунгуске и далее на базу экспедиции. Экспедиция базировалась в посёлке Ванавара, известным тем, что недалеко от него столетие назад произошло событие, суть которого неизвестна до сих пор, но условно названого падением Тунгусского метеорита.

По правде говоря, мы не знали точно, в какой район тайги нас высадят. Но знали почти наверняка, что там найдётся речка из обширного бассейна Подкаменной Тунгуски, по которой можно будет начать сплав. Задёрганным сотрудникам, базирующегося в Ванаваре десантно-пожарного отряда, было не до нас. Да и сами они, очевидно, ещё не решили, на какой из очагов нас отправить. Летевшие с нами для руководства профессионалы ответили нам, что их никогда это не интересует, поскольку тайга везде есть тайга, а их высадят и заберут там, где надо. Но по направлению и времени полёта мы примерно вычислили район высадки и были довольны, так как предположили, что мы находимся на какой-то речке бассейна Секели, правого притока Подкаменной, впадающего в неё выше Ванавары.
Речка, на которой стоял наш лагерь, как большинство речек бассейна Подкаменной Тунгуски, вытекающих из многочисленных холодных болот, не отличалась какой-либо красотой, но, как все они, изобиловала хариусом. Была она совсем маленькая, не сплавная. Поэтому мы, собирающиеся сплавляться, уже перед окончанием работ взошли на находящуюся вблизи вершину перевала, чтобы осмотреться. Действительно в южном направлении от вершинки сверкала на солнце полоска воды, которая могла быть уже сплавной речкой. Вполне возможно, это и есть Секели – наша прямая дорога к Подкаменной Тунгуске. Поэтому, мы прошлись вдоль нашей речки, чтобы посмотреть, впадает ли она в ту, которая была обнаружена нами с вершины горы. Да, действительно, совсем недалеко от нашего лагеря она впадала в какую-то более широкую речку. И здесь мнения у нас разделились: мы с Борей, моим напарником по сплаву, почему-то были уверены в том, что это и есть та речка, которая видна была с вершины перевала – другая пара сомневалась в этом. Даже мою резиновую лодочку и свои рюкзаки с кое-какими продуктами и вещами я и Боря перенесли к этой более широкой речке. Другая же пара решила идти пешком через перевал непосредственно к той речке, которую мы видели с вершины перевала.

Но перед самым прилётом отправленного за нашей группой вертолёта Боря вдруг заявил:

- Слушай, Анатоль, давай я пойду с ними и дождусь тебя уже на реке. Ведь одному по такой речке сплавиться даже проще.

- Пусть будет так. Может быть, ты и прав, - ответил я.

Так я начал сплав один с того места, где мы оставили лодку с рюкзаками. Речка оказалась малопригодной для сплава. Она была мелкой, вся завалена буреломом, в иных местах перегораживающим её полностью. Мне приходилось постоянно разгружать лодку, перетаскивать её и рюкзаки по берегу тоже заваленному буреломом. Я проклинал Борю, однако до тех пор, пока меня не посетила пугающая, если не сказать страшная мысль: а что, если эта речка вообще не та или даже не впадает в ту, на которой меня ожидает Боря. Он там, наверняка, один, поскольку мы договорились с двумя другими товарищами, что они не будут дожидаться меня и поплывут на своём двуместном надувном катамаране вплоть до обеда, чтобы не терять время, подготовить его уже к нашему подходу и после обеда сразу же отправиться дальше. Вертолёт, конечно, уже тоже улетел. Для меня это не так трагично, если даже речка, по которой я сплавляюсь, вообще с бассейна Муторая, а не Секели. Это в данном районе вполне вероятно. Возможно, этот перевал, через который ушли мои товарищи, и есть водораздел между ними. У меня продукты и тёплая одежда. Я всё равно попаду в Муторай и, в конечном итоге, в Подкаменную Тунгуску, хотя и намного ниже Ванавары. А вот Боря? Боря, который в отличие от меня хоть и геофизик, но совсем не таёжник. Это видно даже по одежде, в которую он взял, отправляясь сюда. Боря не работал в какой-либо полевой партии, а занимался профилактикой и ремонтом сейсмостанций на базе экспедиции. Для него – остаться одному в этой таёжной глуши без продуктов – может быть, поистине, трагично.

К счастью, мои опасения не оправдались, и я часов через пять, уставший и измученный, добрался всё-таки до места, где на берегу ожидал меня Борис, правда, изрядно взволнованный и напуганный. Речка была уже почище и даже чуть пошире, где-то порядка пяти метров шириной, но также мелкая. Моя резиновая лодочка мало была пригодна для сплава по такой речке. Её лёгкое деревянное накладное дно осталось дома, так как не входило в рюкзак. Её собственное тонкое резиновое дно вытягивалось под тяжестью двоих мужчин и кое-какого запаса продуктов и постоянно цеплялось за дно реки. При этом приходилось соскакивать в воду и подталкивать лодку руками. По этой причине мы с Борисом всегда находились далеко позади от другой нашей пары и соединялись с ней только на обеде и ночлеге.

Продвигаясь таким невесёлым образом, мы вдруг услышали какие-то ухающие грудные звуки. Впереди по течению реки обозначился плёс, окаймлённый слева невысоким, примерно полутораметровым яром, а справа – низким пологим берегом, обросшим мелким и редким кустарником. За плёсом угадывался крутой поворот реки вправо. На яру мы увидели высокую чуть наклонённую к воде лиственницу. По этой лиственнице как-то рывками вскарабкивались вверх два медвежонка. Они то и создавали эти странные звуки. Между нами и медвежатами стояла медведица и смотрела в нашу сторону. Всё. Сделать уже ничего нельзя. Любое непонятное ей с нашей стороны движение она воспримет как угрозу для её медвежат. Результат этого был нам понятен. Значит только проплывать мимо перед самым её носом. Проплывать спокойно, держа вёсла в воде, чтобы, не поднимая их в случае крайней необходимости, едва заметным движением компенсировать какие-либо вихляния или развороты лодки. Это было настолько очевидно, что отпадала даже необходимость согласовывать наши действия друг с другом. Оставалось только надеяться, что лодка, как много раз до этого, не зацепит дно и не застрянет. Если это случится, то… буквально один прыжок медведицы, результат которого совершенно предсказуем. Мелькала ещё мысль, что у самой медведицы могут не выдержать нервы, и она бросится на нас даже без каких-либо провоцирующих движений с нашей стороны. Но эту мысль мы старались отогнать от себя.

Медведица тронулась в нашу сторону. Всё, мелькнула мысль – готовиться к прыжку. Но она зашла за какой-то, стоящий между нами обширный куст, и остановилась. Понятно. Подстраховалась. Мы её не видим – она нас видит и, конечно, готова защитить своих медвежат, если почувствует угрозу. Медвежата смотрели на нас сверху с любопытством и, немного испуганно. Это было так забавно, что когда мы проходили мимо них, а от медведицы было уже около десяти метров, я не удержался и, повернувшись, помахал им рукой.

- Ты что сдурел? – зашипел на меня товарищ.

Конечно, он был прав. Мы знали, что, несмотря на кажущуюся неуклюжесть, косолапые очень быстро бегают, и разделяющее нас расстояние ничего не значит. Но вот уже спасительный поворот и за деревьями правого берега мы уже не видим не только медведицу, но и сидящих на дереве медвежат. Всё. Впереди ещё двухдневный сплав по этой безымянной речке и далее по Секели уже более полноводной, но также изобиловавшей хариусом. Встреча с людьми на буровой в устье Секели на Подкаменной Тунгуске. Нелицеприятный разговор по рации буровиков с руководством экспедиции, недовольном нашей задержкой. Ночёвка на буровой и перелёт в Ванавару с оказией на прилетевшем к буровикам вертолёте. Но всё это ничто по сравнению с эмоциями, пережитыми нами на безымянной речке при встрече с медведями.

Автор: Дед Шнаревич

Оставить комментарий

Хотите оставить комментарий?

Станьте участником сообщества или выполните вход.

Комментарии

Игорь Кичапов

Хорошо написано. Достоверно и со знанием темы.
Рекомендовал бы к прочтению молодежи...

4 августа 2014

Дед Шнаревич

Уважаемый Игорь. Спасибо за отзыв на мой материал. Конечно всё, что написано во всех четырёх частях моих материалов достоверно и со знанием темы т.к. всё это есть просто изложение действительно происходивших историй в моей долгой и, возможно, интересной жизни. Я просто люблю их рассказывать. Каких-либо литературных успехов в них нет и ни может быть. Но многим нравится. Ещё раз спасибо.

4 августа 2014

Anna

Словно побывала в родных местах (я из Иркутской области, север): тайга, хариус и даже медведи. У меня отец был охотник. спасибо за полученное удовольствие. Анна

10 августа 2014

Дед Шнаревич

Добрый день, сибирячка Анна. Я, например, горжусь, что родился в Сибири. Да и сейчас живу в Сибири. Вспоминаю случай в Киеве. Я, разговаривая там с одним кубинцем, приехавшим сюда на какую-то учёбу, сказал, что я сибиряк. Он посмотрел на меня с таким уважением, что мне стало очень приятно. Да и алматинцы, с которыми я, в основном, сплавлялся по сибирским рекам были в восторге от сибиряков, особенно от тех, которые проживали в таёжных посёлках.
Анатолий.

11 августа 2014

Anna

Я скучаю по Сибири, хотя сейчас ( уже 37 лет) живу в Приморье , на границе с Кореей. Дальше нас никого нет. Я сама не сплавлялась по реке, но наша речка Мама ( она впадает в Витим, а Витим в Лену)вполне для этого подходила. а нижнюю Тунгуску знал мой отец. Он много ходил по лесу, и встречи с медведем у нас тоже были. Кстати, я тоже напишу воспоминания о сибирских встречах ( спасибо за невольную подсказку). Желаю Вам процветания во всем.

12 августа 2014

Владимир

Очень интересные у Вас зарисовки! Видно что с натуры.Спасибо Вам за отзыв. По поводу Украины могу сказать, что еще Т.Г. Шевченко говорил: "Хохол же съест с тобою хлеб и тут же в суп тебе нагадит". Полтора века прошло, но ничего не изменилось! Удачи Вам!

29 октября 2014

Дед Шнаревич

Добрый день, Владимир. Извините, что до сих пор не ответил на Ваш отзыв. Сегодня только заглянул на этот сайт и даже выложил здесь кое-что новое. Большое спасибо, что прочли и написали отзыв. С уважением, Анатолий.

14 ноября 2014

 

Вам будет также интересно

История Миши и Ксюши

Все пошли на улицу курить, а в это время на веранде был пьяный Славик (друг Миши), он разговаривал с Мариной (сестра Ксюши), пытался помочь достать помидоры в банке, его изрядно покачивало и все не раз предлагали отвезти его домой, но он упорно отказывал, ссылаясь на то что он трезвый...

Читать далее...

Про армию. Правдивый рассказ

Это правдивая история о службе в Советской армии солдата призыва 1974 года от призыва до демобилизации.

Читать далее...

История одной виртуальной любви

Мы живем в мире, где нас окружают миллионы людей, а мы, порой, так и остаемся одинокими. Почему же? Жизнь летит так стремительно, что у людей, вращающихся в привычном водовороте событий и уставших от одиночества, не остается другого шанса, как использовать всевозможные социальные сети, отдаваясь во власть иллюзий, чтобы найти себе либо собеседника по душе, либо друга, либо ту пресловутую «половинку», о которой многие так тоскуют, даже и не зная, существует ли она вообще.

Читать далее...

Моя тёща

Дверь мне открыла невысокая сухощавая пожилая женщина и, увидев незнакомца, начала выяснять, кто я, откуда, и к кому пришёл. Я успел только представиться: «Володя». «Что ещё за Володя?» — проворчала у меня за спиной Вера Ивановна. На этом, собственно, знакомство и закончилось.

Читать далее...

Беда не приходит одна

Больно, слишком больно осознавать, что не поняв человека, не заглянув краем глаза в будущее, которое могло бы быть рядом с ним, рука об руку, мы его теряем, но слишком поздно. И в душе, всю свою оставшуюся жизнь несешь в себе этот груз...

Читать далее...

Синонимы к слову «невыдуманный»

Все синонимы к слову НЕВЫДУМАННЫЙ вы найдёте на Карте слов.

Добавить произведение

Приглашаем вас добавить произведение и стать нашим автором.

Последние комментарии new :

Вспомни...
от Демьян пастушок

"Еще не поздно все исправить..." Сказал в горах один мудрец. И после этог...

Статистика

©  Сообщество творческих людей «Авторы.ру» 2011-2016

Перепечатка материалов приветствуется при обязательном указании имени автора и активной,
индексируемой гиперссылки на страницу материала или на главную страницу сообщества.

18+