Мокрое золото/продолжение..)/

1

Глава 8 Погоня

Наутро они встали рано, все были серьезны и собранны. Таня наготовила Славке с собой бутербродов, себе с Егором тоже уложила нехитрые продукты в свой рюкзачок. Молча посидели. Потом Славка, хлопнув себя по коленям, встал и сказал:
- Ну, я пошел. Через полчасика и вы выходите. А может, поживете еще у меня?
- Нет, братишка, спасибо. Сам же знаешь, это не выход. Иди, мы подойдем. С Богом.
Настроение было тревожным. Поэтому даже раньше оговоренного срока они собрались и, попрощавшись с Ольгой Васильевной, отправились к месту ожидания. Женщина как будто чувствовала, что все у них непросто, и незаметно, украдкой перекрестила две уходящие фигуры, бормоча про себя молитву.

Усевшись, как два нахохлившихся воробышка, на борта лодки, они принялись ждать. Выглянувший на минутку из своей будки Славка помахал им рукой, показывая, что видит их и все хорошо. Потянулись томительные минуты ожидания. Говорить не хотелось, Егор курил одну сигарету за другой, а Таня бездумно смотрела на проносящиеся мимо них стремительные воды могучей Колымской реки.
Таня не могла сказать, сколько времени они просидели так, скорее всего, совсем немного, но эти минуты неизвестности тянулись так мучительно долго, что она даже вздрогнула, когда услыхала пронзительный свист. Встрепенувшись, посмотрела по сторонам, но Егор, крепко взяв ее за руку, повел в направлении моста. Там у своей будочки нетерпеливо приплясывал Славик, и стояла какая-то легковая машина. Подойдя ближе, Таня поняла, что это старенький «Москвич». Возле автомобиля стоял и курил заросший бородой до самых бровей пожилой мужчина. «Прямо какой-то Карабас-Барабас», - подумала девушка.
- Давайте быстрее, - торопил их Славка. - На мосту останавливать машины нельзя, этот человек согласился вас до Усть-Неры довезти, это уже Якутия, но он торопится. Поэтому быстро, сели и поехали, до Ягодного остановок не будет.

Мужчина тем временем молча открыл багажник. Егор поместил туда свой рюкзак, Таню, попытавшуюся последовать его примеру, он остановил движением руки.
- Садись в машину, рюкзак у тебя маленький, на коленях подержишь, - потом повернулся к Славке: - Спасибо тебе, брат!
Парни обнялись, Егор похлопал нового друга по спине. Тот, разомкнув объятия, сказал:
- Выберетесь, дай телеграмму, адрес: Речная-20, Сафонов я.
- Хорошо, брат, обязательно, еще встретимся, уверен, и вы с Олей приедете к нам погостить.
Еще раз хлопнув друга по плечу, Егор сел в машину на заднее сиденье рядом с Таней.
- Ну что, можно ехать, - повернул к нему голову водитель.
- Егор, - протянул он свою руку. - Это Таня, жена моя, нам бы в Якутск.
- Василий я, - пожал тот протянутую руку.
- А отчество? - спросила Таня.
- Васильевич, - усмехнулся мужчина. - У нас в семье издавна старший сын Василий. До Якутска не еду. Но от поселка автобус ходит, вертолет, там разберемся. Дорога вот только плохая, а мне в Сусумане надо кое-что забрать в срок. Поэтому будем торопиться, вы не против?
- Да мы как бы за, - улыбнулся Егор, - если что, я вас и подменить могу, я водила второго класса, права вот. - Он полез было в рюкзак.
- Да кому тут твои права нужны? Водишь - хорошо. Я от Магадана без роздыху. Тогда поселок проскочим, и я вздремну час-полтора. До Ягодного, лады?
На том и порешили. Поселок проехали без приключений, стоявший у будочки поста ГАИ сержант даже взглядом не удостоил неказистую машинешку, поэтому спустя десяток минут они уже миновали этот ставший для них началом длинного пути населенный пункт. Егор и Таня облегченно перевели дух. Проехав еще немного, Василий снизил скорость и спросил:
- Ну что, порулишь?
Егор с удовольствием пересел за руль. Рядом с ним на пассажирском сиденье устроилась Таня, Василий перебрался на заднее место и моментально захрапел, не дождавшись даже начала движения. Несмотря на непритязательный внешний вид, двигатель у «москвичонка», видимо, был отменным. Егор сразу почувствовал его ухватистость и мощь.
- Не гони, Егорушка, не торопись, видишь, как все хорошо, - счастливо улыбалась сидевшая рядом Татьяна.

Так они ехали до тех пор, пока за очередным поворотом не показались многоэтажные дома большого поселка. Свернув на «пятак», молодые решили дать Василию поспать еще. Сходив в ближайшие к ним заросли, они вскоре вернулись, Таня залезла в машину, а Егор стоял у открытой дверцы и курил.
Внезапно раздался рев двигателей, работающих на полных оборотах, и к месту стоянки стали стремительно приближаться две легковые машины, «Волга» и «Жигули». По какому-то наитию Егор присел за машиной, кавалькада стремительно пронеслась прочь, но в одном из автомобилей Егор ясно рассмотрел знакомую до боли морду Барсука. Таня в это время смотрела на Егора, не понимая, отчего он так резко спрятался. Но когда Егор выпрямился, взглянула на его враз побледневшее лицо и тревожно спросила:
- Что, Егорушка, что случилось?
Тот, глядя на развевающиеся вдоль трассы клубы пыли от пролетевших машин, тихо ответил:
- Это погоня, родная. ПОГОНЯ.
- За нами гонятся, Егорушка, это они?
- Да, любимая, не знаю как, но они на верном пути. Ничего не поделаешь, ехать нам надо. Подождем, пока Василий проснется, и будь что будет, пути назад у нас все равно уже нет.
- А может, Василию рассказать, может, он что придумает, а, Егорка?
- Да не надо мне ничего рассказывать, кроме того, что у вас, голубки, стряслось, - раздался голос Василия с заднего сиденья.
- Проснулся, дядя Вася? Извините, что разбудили вас, - проговорила Таня. - Но у нас тут, понимаете…
- Подожди, не тарахти, - поморщился бородач, - сейчас я проснусь, покурю, а потом вы мне все расскажете. Что у вас не все так просто, я понял еще на мосту, убегаете, видать, от кого-то. Но поглядел я на вас и подумал, что вряд ли вы что-то плохое можете сделать, хотя парень у тебя здоровущий. Ну что, Егор, покурим?
- Да не вопрос, - с облегчением вздохнул тот, - все равно, думаю, рассказать бы пришлось.

В машине у Василия все было предусмотрено для дальних поездок, видимо, он часто делал на ней большие перегоны. Был там и кипятильник, работающий от прикуривателя, и пока мужчины молча затягивались ароматным дымком, Таня вскипятила большую кружку и заварила крепкий чай. Щедро насыпав туда сахара, она запустила кружку «по кругу». Таня видела, как порой пьют чай из одной кружки ребята из «дюжины». Василий, спрятав в бороде улыбку, шумно отхлебнул пару раз и передал ее Егору.
- Ну вот, а теперь рассказывайте.
Рассказ длился недолго. Опять упустив эпизод с якутским золотом, Егор вкратце рассказал Василию суть дела. О золоте он сказал только то, что мыли они его с ребятами и у них с Таней немного есть. Говоря так, он рассчитывал на тот небольшой мешочек, который лежал в Танином рюкзачке, поэтому и предложил Василию поделиться тем, что у них есть. Василий ответил не сразу, но говорил уже по существу, сразу было видно, что этот мужик был бит жизнью неоднократно и цену словам и поступкам знал.
- Ждать они вас будут, скорее всего, на въезде и выезде, ну, может, еще возле столовой. Поэтому выходить вам никак не желательно, не переживайте пока, мне в поселке заехать по адресу все равно необходимо будет. Там люди с понятиями, я и узнаю, что почем, а если за вами «хачики» гоняют, то и у нас они уже всех достали. «Будем делать посмотреть», - снова улыбнулся он. - Давайте на заднее сиденье и ложитесь там, чтобы не отсвечивать. Говоришь, черная «Волга» и красный «жигуль»? - уточнил он у Егора.
Тот согласно кивнул головой, и они с Татьяной устроились на заднем сиденье. Таня легла головой на колени Егора, он тоже опустился пониже, но все равно краем глаза наблюдал за дорогой.

Проезжая мимо столовой, возле которой стояло довольно много машин, Егор заметил тот самый красный «жигуленок». Несколько молодых парней медленно гуляли по площадке, заглядывая в кабины стоящих там автомобилей.
- Вот они, Василий, - тихо сказал Егор.
- Вижу, лежи, не отсвечивай, мы мимо едем.
Один из парней внимательно окинул взглядом неторопливо проезжающую мимо него машину, но, вероятно, заметив, что в салоне только один человек, равнодушно перевел взгляд дальше.

Глава 9 Схватка

В общем, до дома, в котором жили друзья Василия, они добрались без приключений. На удивление, Таня так и спала на коленях у Егора, усталость и нервное напряжение последних дней дали о себе знать. Егор, уже выпрямившись, сидел и потихоньку гладил ее по голове. Василий, повернув к нему лицо, улыбнулся и сказал:
- Сидите тихо, я схожу, все узнаю, не переживай пока, это не самые крутые люди на Колыме за вами гоняются, - и, хлопнув дверкой, ушел.
Вернулся он нескоро. Егор уже тоже начал дремать, когда, скорее, почувствовал, а не услышал шаги подходившего к машине Василия. Он встрепенулся и тихонечко потрепал Таню за плечо. Она, проснувшись, долго недоуменно моргала глазами, не понимая, где она находится и что с ней.
- Все хорошо, родная, мы уже в поселке, просыпайся, наверняка сейчас что-то узнаем, - Егор поцеловал Таню в щеку.
Подходя к машине и докуривая сигарету, Василий незаметно огляделся по сторонам, потом, выбросив «бычок», сел за руль.
- Перекусывать, ребята, на ходу будете, - он передал Татьяне сумку. - Здесь мне по-быстрому кенты бутербродов сгоношили, в термосе чай. Так что не обессудьте, чем богаты, как говорится.
- Ой, ну что вы, зачем… - начала было говорить девушка, но тут же замолчала под его строгим взглядом.

Василий, уже не обращая на нее внимания, говорил Егору:
- Тебе бы, парень, канеш, какую другую попутку поймать бы, но вот, видать, Бог нас зачем-то вместе столкнул. Мне с твоими «корешами» резона нет встречаться, но и бросать вас тоже как-то не по-людски, не по нашим таежным законам выходит. Значит, так, - взгляд его стал колючим, от бывшего добродушного дядюшки ничего не осталось, - что бы ни случилось, не удивляйтесь, не дергайтесь и меня слушайте, по дороге все объясню.
Из дома, рядом с которым стояла их машина, вышел парень и махнул рукой. Василий завел мотор и медленно поехал к выезду на дорогу. Перед самым выездом на трассу он пропустил вперед невесть откуда выскочившую серую «Ниву» и только потом нажал на газ. Выехав за пределы поселка, Василий свернул на еле заметную колею, когда-то накатанную машинами, а теперь поросшую травой и мелким кустарником. Колея вела в лес, и Егор с беспокойством спросил:
- Куда это мы?
- Не боись, паренек, - ответил Василий, - мне свои дела решать надо, да теперь и твои тоже.
Егор незаметно завел руку за спину, где за поясом джинсов у него был спрятан пистолет. В зеркале заднего вида Василий заметил его движение и еле заметно улыбнулся.
- Да не спешил бы ты, парень, глядишь, и пригожусь я тебе еще. Да и ты мне, возможно, тоже.

Машина въехала в лес и остановилась. Василий, позвав Егора с собой, вышел из машины, и они, встав у капота, закурили. Из высоких кустов ольхи, густо росшей по краю поляны, навстречу вышли двое мужчин, на Егора они смотрели спокойно и оценивающе. В душе у парня снова заворочался комок беспокойства и неуверенности. Затянувшееся молчание прервал Василий:
- Времени у нас нет, ребята, в молчанку играть. Вляпался он со своей девчонкой, видать, в крутые дела. Что можно, сам рассказал, ну а о чем умолчал - пока это его проблемы. Решили ведь еще в поселке, что, если что, поможем. Да и нам самим перед этими новоявленными «мандаринами» отступать не с руки. Кто они и кто мы? А если сейчас схлестнуться с ними придется, что ж, все равно рано или поздно это случится, верно?
Мужики, кивнув, молча протянули руки Егору, коротко представились:
- Сергей, Колян, - и снова, как призраки, растаяли в кустарнике.
Василий с Егором шагнули за ними. За густой полосой ольхи была полянка, побольше той, на которой остановился их «Москвич», на ее краю стояла серая «Нива». Похоже, та, которая обошла их при выезде на шоссе.

Сергей открыл багажник и передал Василию карабин.
- Держи, чем черт не шутит, если что, отстреляешься, тебе не привыкать. Здесь патроны, - тряхнул он небольшим матерчатым мешочком наподобие кисета. - Ну, а это, сам знаешь, что и кому, - вытянул Сергей рюкзак, - братве привет от всех нас. Ну и все дела, сам в курсе, не первый раз едешь, учить не надо. А ты, паренек, - повернулся он к Егору, - поможешь ему, ежели что. Из-за вас, в общем-то, тут такое крутое дерьмо замутилось. Я не виню и не наезжаю, так карта легла, так бывает по жизни, хотя такой расклад нам сейчас и не в жилу, но что выросло, то выросло, прорвемся. Времени уже нет на длинные разговоры, что надо, Василий тебе сам по дороге расскажет. Шушеру, которая за вами ломится, мы тут, я думаю, тормознем на время, так что отрыв у вас будет. Но «булки» не расслабляйте, дальше уже сами. По обстоятельствам.
Обнявшись с Василием и пожав руки Егору, мужчины сели в свою машину и сразу уехали. Василий же, подхватив рюкзак, карабин протянул Егору.
- Давай, пацан, по-быстрому, тянуть нам и правда некуда, форы у нас от силы пару часов будет, не войну же в поселке начинать.
Рюкзак и карабин положили в автомобиле на пол, Василий выехал на трассу и прибавил газу. Проехав молча несколько километров, он вдруг сказал, не поворачивая головы:
- Ну, а теперь слушайте меня внимательно.
Поймав его вопросительный взгляд в зеркале, Егор кивнул головой.
- Деваху во все это посвящать не надо бы, но кто его знает, что нас там за поворотом ждет. Да и ничего особенного я тебя не скажу, только адресок один дам. В том поселке, куда мы едем, вот ты тот рюкзак, который у твоей любимой сейчас под ногами, при любом раскладе должен доставить по этому адресу. И никак иначе, понял? - Несколько раз Василий повторил название улицы и номер дома. - Спросишь Длинного, это важно.

Сжавшаяся в комочек на заднем сиденье девушка поняла, что их приключения и не думают заканчиваться, а, наоборот, нарастают, как снежный ком, несущийся по склону горы.
- Дядя Вася, - почти шепотом спросила Таня, - это из-за нас все так плохо? Мы вам помешали? Мы виноваты, да?
- Ну что ты, Танюш, и не думай ты ни о чем плохом. При чем тут вы? Все нормально, все «пучком», порой бывает, что несколько ситуаций в одну сплетаются, так и у нас вышло. Оно же само. Не волнуйся, скоро приедем, отдохнешь, а там вам уже легче будет, найдем, кому вас до места доставить, и все уладится, детка.
Егор, на ходу перебравшись назад, обнял Татьяну за плечи и прижал ее голову к своей груди. Но она, отстранившись, решительно продолжала говорить:
- Дядь Вась, а давай, останови на «пятаке», и мы на другую машину попробуем попроситься, ловят-то нас. А ты спокойно дальше поедешь, тебя же они не тронут, а мы…
Василий даже не дал ей договорить, в голосе его появилась даже какая-то неожиданная мягкость.
- Помолчи-ка, тарахтелка. Меня теперь, похоже, тоже ловят, да и повод у них теперь есть. Ребята наши вашим «догоняльщикам» чехарду небольшую, поди, в поселке устроили. Ну, а они «в теме», кто мы, и меня персонально знают, доводилось уже схлестываться. Только раньше так по-серьезному еще не было, но к этому шло. Ладно, ребятня, проехали, «с Дону выдачи нет», живы будем - не помрем, а там, глядишь, и вырулим. Так что не надо вам в другую машину садиться, там человек и вовсе не при делах будет. Разве не довезу я вас с комфортом, как ты думаешь, красавица? - подмигнул он девушке и вдруг неожиданно густым басом пропел: - Связал нас черт с тобой, связал нас черт с тобой веревочкой одной.
Таня не удержалась и прыснула, довольный произведенным эффектом, Василий продолжал лихо рулить по дороге.

Ехали они уже молча, дорога то петляла крутыми поворотами, то была такой прямой и похожей на взлетную полосу, что Тане казалось, что они действительно сейчас взлетят и оставят позади все неприятности последних дней. Проехав так несколько часов, Василий притормозил, и они с Егором поменялись местами.
- Не гони только сильно, - сказал Василий, поудобнее устраиваясь на заднем сиденье, - там впереди два обрыва поганеньких, не одна машина с них ушла вниз, не вписавшись в поворот, а к вечеру разбуди меня обязательно. Движение, сам видишь, какое, прямо как в Москве, ядрит ее.
По трассе действительно неслись «КРАЗы», «МАЗы», тяжелогруженые машины то появлялись из-за поворота, то даже обгоняли их неспешно уже пылящую машинешку. Легковушек было немного, и, как заметил Егор, все они старались уступить дорогу тяжеловозам, понимая, что такую махину остановить гораздо труднее. Егор вел машину не очень спеша, аккуратно. И все время поглядывал в зеркала, но машин преследователей вроде не было видно, он немного стал успокаиваться. Нервное напряжение отпустило и Таню, она смотрела по сторонам и иногда даже улыбалась.
- Может, еще вздремнешь, ненаглядочка, неизвестно, как оно все дальше будет? - спросил у нее Егор.
- Да не хочется пока, красотища-то кругом какая, никогда и не думала, что когда-нибудь увижу, насколько Колыма красива, тревожная, могучая, дикая. Но такая уже отчего-то родная вся, - тихо отвечала она, но потом все-таки задремала, прислонившись к плечу громко храпевшего Василия.

Егор вел машину плавно, старательно объезжая дорожные выбоины, чтобы от тряски не проснулись его любимая и этот странный мужик, который добровольно ввязался в их такую непростую и трудную историю. Кто он такой и чем может заниматься, Егор уже догадался. Скорее всего, Василий из старых колымских «братков», которые издавна крутили здесь свои дела. Вероятно, завязано все было на золоте и, судя по тому, что он из Якутии, на камнях. У них тоже были свои разборки, «терки» и «стрелки», случалась и стрельба, не всегда в воздух, и замешаны в этом были ну очень большие деньги. Что будет с ними дальше и чем закончится эта история, Егор не мог даже предположить. Как они выпутаются, как преодолеют тысячи километров расстояния, что делать с этим золотом и как им достичь своей цели?..
Ночью Егору удалось подремать. Василий, не раз ездивший по этой дороге, гнал машину без остановок. Остановились они только один раз, когда уже рано утром их обогнал новенький «КАМАЗ». Егор с завистью смотрел, как мощная машина легко обходит их по прямой. На обгоне из кабины водителя «КАМАЗа» им помахали рукой. Потом мигнули фары, и, проехав немного, тяжелый автомобиль стал притормаживать. Василий тоже сбавил скорость и остановился. Вглядевшись в выпрыгнувшего на дорогу человека, он успокаивающе кивнул Егору, мол, свои, и, выйдя из кабины, отправился навстречу. Подошедший водитель что-то быстро говорил ему и показывал рукой назад, туда, откуда приехал. Василий кивнул и вернулся в салон. Егор, увидев его побледневшее и осунувшееся лицо, понял: снова что-то стряслось.
- Ну? - не выдержал он. - Что там еще?
- Догоняют они нас с тобой, парень, хорошо, на переправе задержались, не успели проскочить, а мы совсем немного не дотягиваем до места. Буди свою девушку, не до сна теперь.
- Так не видно же их еще, - сказал Егор, посмотрев назад, - может, успеем еще?
- Нет, Егорка, у них машины новее, да и скорость я здесь, по прямой, не разовью, неудачно все сложилось-то как, нет бы на серпантине, там бы еще посмотрели, кто кого. Может, километров пять-десять еще успеем, поехали, - ответил Василий, нажимая на газ. - Ты, кстати, стрелять как, умеешь? - внезапно спросил он. - Попадаешь в цель хоть иногда, или все больше в «молоко» пулял в своей армии?
- Да нет, все больше попадаю, - ответил парень, - учителя в армии были хорошие, да и патронов не жалели. Граница все же.

Внутри него начинала скапливаться какая-то неведомая ему до этого ярость и нервная дрожь, странно, но мелко затряслись руки, он злился из-за этого и боялся, что Таня с Василием увидят это и неправильно поймут, подумают, что он трусит.
- Адрес, что я вам дал, не забыли? - отрывисто спросил Василий.
- Нет, - пискнула Таня.
- Сам по этому адресу и пойдешь, - почему-то зло ответил Егор.
- А вот, сдается мне, не пойду я, Егорка, - как-то уж очень спокойно ответил мужчина, продолжая гнать машину вперед. - Если что, ты сначала по колесам стреляй, а там - по обстоятельствам, трудно будет, рвем вперед, в поселке сориентируешься, да и не сунутся они туда. Там у нас братва покруче будет, вы их держитесь, и в рюкзачок, если что, нос не суйте, не вашего ума там дело, себе дороже обойтись может… Девушку на пол! - вдруг заорал он, изо всех сил вдавливая педаль тормоза.
Прямо перед ними, как в кошмарном сне, вдруг выросла легковушка, стоящая поперек дороги.
- Суки! Видать, и у нас из ихних кто-то есть, - зло сплюнул Василий, - капкан!
Как в замедленной съемке, Егор увидел медленно открывающиеся двери машины и выбирающихся оттуда парней. Одного из них он узнал сразу - Барсук! «Как же так? Вертолетом, что ли, забросили?» Но думать об этом уже не оставалось времени, замедленная жизнь потихонечку ускорялась. Резко швырнув Татьяну на пол машины, он крикнул ей:
- Голову вниз!
Девушка охнула от боли, ударившись о рюкзак, и закрыла голову руками. И тут раздались выстрелы.
- Стреляй, парень, вали их, не жалей, нам все равно тут амба, вторая машина сзади! Круши их, сук, не жалей! - это кричал Егору Василий, судорожно передергивая затвор карабина.

От одного из выстрелов рассыпалось лобовое стекло, тут же раздался грохот карабина, машина братков подпрыгнула и завалилась на один бок, Василий пробил ей колесо. На мгновение повернув к Егору залитое кровью от порезов стеклом лицо, он еще раз крикнул:
- Да стреляй же!
Этот крик как будто подстегнул парня, он вскинул пистолет и выстрелил несколько раз. Странно, но не испытывая никаких угрызений совести, Егор стрелял именно на поражение. С трудом успевая ловить взглядом метавшиеся у вражеской машины фигуры, рядом с ним с грохотом опустошал магазин карабина Василий.
Вот упал Барсук, и стоявший рядом с ним парень тоже завалился спиной на капот, третий успел нырнуть за машину и стрелял оттуда. Неожиданно сзади и сбоку тоже захлопали выстрелы. Егор увидел, что к браткам подоспела вторая машина, из нее тоже стреляли. Василий, загнав в карабин новую обойму, шарил рукой в бардачке. «Да что он мешкает-то?», - успел подумать Егор, сам в это время, удачно заменив обойму, открыл стрельбу по второй машине и первым же выстрелом попал в стрелка, который вел огонь, высунувшись в окно справа. Василий, наконец нашарив, что он там искал, тоже выстрелил по подмоге и тоже удачно - так же, как у них, в той машине лопнуло и осыпалось внутрь лобовое стекло.
- Сейчас, Егорка, сейчас мы их угостим!
Егор увидел в руке Василия самую настоящую боевую гранату. Внезапно Василий как-то со всхлипом охнул, Егор бросил взгляд в его сторону и увидел расширившиеся от боли зрачки и враз посеревшие губы.
- Ну вот и не доехал я, Егорка. Тебе теперь ехать, на мое место лезь, скорее, - на губах Василия уже лопались кровяные пузыри. - Лезь, да кому же я говорю! Конец мне подходит, девку свою спасай, ты ее беречь должен, ты мужик, я же понял, подохнуть сам всегда успеешь. Давай по газам, дорога в поселок здесь одна, у хребта увидишь, а я им тут пока по колесам… - Василий уже шептал эти слова, когда открывал дверку машины и выкатывался на дорогу. - Я им… по колесам…

Стреляя через выбитое стекло, Егор одной рукой направил машину в объезд перегораживающей им дорогу легковушки. Объехав ее почти по краю кювета, он на прощание выпустил оставшиеся в обойме три патрона по тому, кто прятался за ней. И, похоже, попал. Выжав до предела газ, пригнулся к рулю и, зажмурив глаза от бьющего в лицо ветра, рванул вперед. Сзади еще два раза гулко хлопнул карабин, следом раздался взрыв. Егору показалось, что он даже услыхал визг осколков. Уже входя в поворот, увидел краем глаза столб дыма и огня. «Все-таки взорвал», - промелькнуло в голове.
- Егор, ты здесь, Егор? - раздался Танин испуганный голос, ее голова, усыпанная осколками битого стекла, появилась из-за спинки сиденья.
- Здесь я, Танюша, - хриплым, оттого что ужасно хотелось пить, голосом ответил он. - Ты не высовывайся пока особенно, мало ли что.
- Они нас догонят, да? - с тревогой спрашивала Татьяна. - Ты знаешь, как я перепугалась, когда упала на этот рюкзак, даже пошевелиться боялась. Ничего не видно, только слышно, как стреляют вокруг. А где дядя Вася, Егор? - вдруг спросила она. - Я слышала, он говорил «по колесам, я им по колесам». Он что, там остался? Мы ведь вернемся за ним, да, Егорушка, ну, или, если опасно, ты же вернешься?
- Вернемся, родная, вернемся, - сквозь зубы бормотал Егор, и из его глаз текли слезы, то ли от ветра, то ли…

Глава 10 Тайга

Он начал вслушиваться в работу двигателя, который заработал вдруг с перебоями. Мотор как будто захлебывался, несколько раз «чихнул», а через несколько минут заглох совсем. Немного проехав под уклон, машина остановилась. Выйдя из нее, Егор увидел небольшую пробоину в районе бензобака. Судя по величине отверстия, это была не пуля. Значит, Василий все-таки взорвал гранату, понял он.
- Что там, Егор? - спросила Таня, тоже выйдя из машины.
- Да вот, бензин неожиданно закончился, - ответил он, - а до поселка еще далековато, да и по трассе не пойдешь, вдруг у них одна из машин на ходу.
- Куда же мы теперь? - в голосе девушки прозвучало отчаяние.
- Пока подальше от трассы уйти надо, - ответил Егор, - и побыстрее, не так уж далеко мы и отъехали. Пошли в лес, там и решим, что дальше делать, - махнул он рукой в сторону деревьев.
Забрав из машины рюкзаки и кое-как отряхнувшись от мелкого битого стекла, которым оба были здорово запорошены, они быстро пошли в сторону леса. Несколько раз Егор оборачивался. Но по трассе неслись лишь грузовые машины, легковушек видно пока не было. Несмотря на это, он заметил, что до сих пор крепко сжимает в руке пистолет. Когда углубились в лес, Егор спросил:
- Ты как, Танюш? Может, подальше отойдем, а то трасса все-таки близко. Но если устала, то можно и сейчас передохнуть.
- Нет, нет, пошли. Пошли дальше, Егор, давай дальше отойдем, и не устала я совсем. Дальше, может, и ручеек какой найдем, тогда и умыться можно будет, там и остановимся, - девушка быстро пошла вперед.

Таня шла, не разбирая дороги. Солнце уже вовсю светило над головами путников, когда лес внезапно закончился. Они вышли на небольшую прогалину и рухнули прямо на траву. От усталости гудели ноги, болели плечи от рюкзаков. Немного полежав, незаметно для себя провалились в сон.
Егор проснулся первым, солнце висело уже где-то за деревьями и вот-вот должно было закатиться за далекие сопки. Он посмотрел на спящую Таню и вздохнул. Даже во сне у нее было уставшее лицо. «Надо будет развести хоть небольшой костер», - подумал Егор и, осторожно встав, потихоньку ушел к краю поляны, где виднелось поваленное и давно высохшее дерево. Дойдя до него, парень в изумлении остановился. Перед ним было совсем крошечное озерцо. «Надо же, буквально несколько метров до воды недотянули», - подивился он.
Сзади раздался испуганный крик. Перепуганная Татьяна выбежала ему навстречу. Подбежав к Егору, девушка крепко обняла его за шею и, уткнувшись лицом в грудь, громко заплакала.
- Ну что ты, роднушь? Чего испугалась? - Егор крепко прижал ее к себе. - Я вот воду нашел, видишь? Костер сейчас разведем, умоешься, все хорошо будет.
Татьяна подняла заплаканное лицо и улыбнулась сквозь слезы:
- Представляешь, проснулась, а тебя рядом нет. Знаешь, как испугалась! Я ведь в лесу одна никогда и не была, если честно.
- Глупенькая ты моя, ну неужели я бы тебя одну оставил? Ты же жизнь моя, а жизнь просто так не бросают, - улыбнулся Егор. - Давай-ка, пока совсем не стемнело, рюкзаки сюда перетащим, я костерок сложу, и поужинаем.

Озерцо оказалось совсем небольшим и мелким. Попив чаю и поев бутербродов, которые им дал Василий, ребята поняли, что они просто не наелись. Пережитое возбуждение и свежий таежный воздух пробудили у них зверский аппетит. Поэтому в ход пошли еще две банки тушенки и почти целый кулек конфет, который они с удовольствием запивали ароматным, пахнущим свежим дымком чаем.
- Смотри, Егор, звезды какие большущие. И луна, кажется, прямо над головой висит, - шепотом сказала Таня. - И спать мне совсем не хочется. Так бы вот сидеть и сидеть рядом с тобой у костра всю жизнь.
- Посидим еще, Танюшка, рядом посидим. А если повезет, то и полежим, - улыбнулся Егор, - но пока нам с тобой решить надо, что дальше делать.
Улыбка пропала с лица девушки, глаза снова стали испуганными.
- Правда, Егорка, что-то я размечталась и забыла про все. Про все это, от чего мы бежим. Если бы ты знал, как не хочется туда возвращаться. Ты не обижайся на меня.
- Ну что ты, родная, ты устала просто. Я понимаю, самому нелегко. За что мне обижаться-то? Надо думать, как нам из этой истории выбраться. Вот ведь беда какая приключилась с нами, Танюшка. Теперь нам с тобой самим все решать. Как дальше будет, от нас все зависит, - Егор обнял ее за плечи, погладил по волосам. - В поселок надо как-то выбираться, к людям, а мы с тобой в такие дебри забрели. Ты только не пугайся, милая, мы, кажется, заблудились. Мы же все равно выйдем, поплутаем немножко по колымской тайге, и выйдем. Потом когда-нибудь вспоминать будем и смеяться, как боялись.
- Да я и не боюсь, я с тобой ничего не боюсь. Ты мой. Ты сильный. Ты выведешь. Только ты же обещал за дядей Васей вернуться, помнишь, Егор? Мы же его там, на трассе оставили, ты что, забыл? - она легонько погладила его по руке. - Давай вернемся за ним, милый?
- Не за кем нам теперь возвращаться, Танюха, - хрипло ответил Егор, - убили они нашего дядю Васю. Он ведь уже почти мертвый нас прикрывал, дал уйти. Живого я его никогда бы не бросил. Вместе с ним бы отстреливался, поверь. Взрыв слышала? У него граната была, взорвал он себя, скорее всего, вместе с ними взорвал…

По щекам девушки побежали слезы. Они текли и текли из ее глаз. Кулачком она вытирала их со щек и тихо шептала:
- Как же так, убили? Дядю Васю убили. Значит, и нас могли, да, Егорка? Я ужасно боюсь, ты прости, но я, оказывается, трусиха.
- Вот потому, Танюшка, нам и надо побыстрее решить все вопросы. И первым делом рюкзак Василия его знакомым донести. Мы должны, Таня, я ему обещал. Только вот как теперь дорогу к поселку искать? Совсем ведь я не следопыт в этих делах, какой из меня таежник, - он вздохнул и виновато посмотрел на девушку.
Таня уже перестала плакать. Только ее плечи вздрагивали, как в ознобе. Егор еще крепче прижал девушку к себе, и она сказала:
- Мы выживем, ведь правда? Я так хочу, Егор, чтоб мы жили. И дорогу найдем, и потом все у нас получится. Я верю, Егорушка, и ты верь.
- Ну и вот, кто из нас сильный? - с улыбкой заметил Егор, бережно вытирая ладонью слезы с ее щеки.
Еще вечером рядом с костром Егор наломал веток лиственницы. Сейчас он подбросил в костер несколько толстых коряг, расстелил куртку. Измученная Таня снова очень быстро уснула. Егор несколько минут бездумно смотрел на огонь и курил. Потом притянул к себе за лямки рюкзак Василия и провел по нему рукой. Он помнил наказ - не совать нос, куда не надо. Но Василий был уже мертв, а Егор хотел хотя бы приблизительно знать, что он несет. Посидев в раздумьях еще несколько секунд, он решительно дернул завязки горловины.

Распахнув рюкзак, сразу увидел лежащий сверху автомат со складным прикладом. «Ничего себе! Да у нас в армии они только появились, десантный вариант, - подумал он. - Что же Василий его не достал, эта же штука похлеще карабина будет? С ним-то у нас проблем поменьше бы было, хотя, что об этом сейчас думать… Отложив автомат в сторону, Егор вытащил лежащую в рюкзаке сумку. Открыв ее, увидел, что внутри лежали деньги. Очень, очень много денег. Аккуратными банковскими пачками они занимали почти все пространство. И тогда уже одуревший от всего этого парень вытащил еще один пакет. Он был объемистый, но легкий, что-то было завернуто в марлю. Интуитивно стараясь быть аккуратным, Егор развернул сверток. Конопля - понял он. Этого добра в армии он навидался достаточно. На самом дне рюкзака лежало два автоматных рожка и патроны россыпью.
Егор снова закурил. Немного подумав, решил, что все понял. Очевидно, Василий был так называемым гонцом, скорее всего, возил из Якутии алмазы и золото. А почему в Магадан? Может, потому, что там большой морской порт. Да это уже и не важно. Все это нужно отнести по адресу, иначе будет еще хуже. Приняв такое решение, Егор снова сложил рюкзак. Только на этот раз пристегнул один из магазинов к автомату и положил его сверху. Потом он прилег рядом с Таней, крепко обнял ее и сразу же уснул.

Проснулись они с первыми лучами солнца. Небо было ясным, весело щебетали птицы. Егор заметил, что в волосах Тани запутался маленький кузнечик, к тому же он пытался стрекотать. Егор осторожно освободил его из волосяного плена и, посадив на ладонь, показал Тане.
- Смотри, какой зверь по тебе прыгал, а я тебя спас. Я заслужил поцелуй принцессы?
Татьяна весело рассмеялась и чмокнула его в нос.
- Спаситель ты мой, что бы я без тебя делала?
Они крепко поцеловались и долго стояли, не разжимая объятий. Угли в костерке еще тлели. Снова умывшись в озере, вскипятили чай. Татьяна, посерьезнев, перебирала в своем рюкзачке запас еды. Результат был неутешительным. Всего оставалось две банки тушенки, небольшой кусок колбасы, немного хлеба, банка рыбных консервов, соль в спичечном коробке и несколько пачек галет.
- Надо бы быстрее до поселка добраться, Егорка, - сказала она. - Можно, наверное, ягоды есть, ну, еще грибы. Морозы скоро начнутся, лето, считай, закончилось. Это у нас дома осень до декабря, а здесь, помнишь, как в прошлом году? Сразу после лета зима. И одежды теплой у нас нет… И что я распричиталась, все равно ведь дойдем, правда? А есть я мало могу, - Таня зябко передернула плечами.

Залив остатками чая тлеющие угольки костра, ребята вернулись на полянку. Егор попытался сориентироваться.
- На поляну мы вышли вроде с этой стороны, да, Танюшка? Значит, нам надо топать обратно. Кое-какие ориентиры я, кажется, помню. Там дерево какое-то поваленное было, и еще гнездо. Ничего, попробуем выбраться, нам бы трассу хоть услышать, будем знать, в какую сторону идти, а там на месте что-нибудь придумаем.
Но вокруг было очень много поваленных деревьев и вороньих гнезд. Сколько они блуждали по этому лесу? Два раза уже ночевали около костров, два раза встречали рассвет. Значит, прошло уже больше двух суток. Но за это время они ни разу не услышали гула машин. Только высоко над ними, далеко в синеве пролетали иногда самолеты, оставляя за собой белые, тающие в небе следы…

Днем Татьяна с Егором собирали голубику, она была сладкая и уже осыпалась. Вечерами около небольшого костра экономно грызли галеты, а с первыми лучами солнца отправлялись в путь. Тайга никак не хотела кончаться, но, тем не менее, они неуклонно приближались к сопкам. Казалось, вот-вот, еще пару часов, и они окажутся у их подножья. Но это опять был обман, тайга смеялась над ними.
Полностью сопки рассмотреть удалось только на третьи сутки. Ночевать путники остановились около небольшого ручейка, неожиданно вдруг зазвеневшего прямо у их ног. В запасе оставалась только одна пачка галет, но уже закончились спички. Так они и сидели, обнявшись, около этого ручейка. Макали в него галеты и откусывали по маленькому кусочку. Тщательно жевали, чтобы заглушить голод.
- Давай, может, спать, Егорка? - устало спросила Таня. - Что-то совсем я вымоталась сегодня, да и ты тоже устал. Холодно-то как.
- Тише, - вдруг быстро сказал Егор и повторил: - Тише.
Они замерли и в наступившей тишине услышали какой-то звук. Как будто кто-то хлопал по воде палкой. Странный и непривычный для тайги звук, такого они еще не слышали. Встав и сделав несколько шагов вперед, тщетно всматривались в темноту, но так ничего и не увидели, да и никаких звуков больше не было слышно. Вокруг снова была звенящая таежная тишина. Это трудно объяснить. Это понять, наверное, может только человек, который хоть раз в жизни оказывался в похожей ситуации. Быть затерянным в бескрайних таежных просторах - это совсем не романтично. Это страшно. Это действительно страшно.

Спать из-за холода не получалось. Озноб не проходил. И даже с первыми лучами солнца теплее не стало, да и не грело оно уже так, как летом.
- Что же за звуки мы с тобой ночью слышали, а, Танюх, может, жилье где-то рядом? А мы кругами вокруг него ходим. Ведь не понять тут ни фига, где что. Только сопки и видно, - задумчиво проговорил Егор.
- А пошли прямо туда, где ночью что-то хлюпало? - предложила Таня. - Может, и правда жилье где-то здесь есть? Что мы теряем? И сопки в той стороне. Чуть-чуть правее возьмем.
Закинув за спину уже ставшие им привычными рюкзаки, ребята двинулись в ту сторону, откуда ночью раздавались эти непонятные звуки. Идти было тяжело, уже сказывался голод и полубессонная холодная ночь. Рюкзаки казались неимоверно тяжелыми. Егор смотрел на осунувшееся лицо девушки, и сердце сжималось в груди от жалости к ней. Но что он мог сделать? Он просто не знал тайги. Не знал, как выбраться из нее, не знал, как выжить в ней, не знал, как накормить и спасти любимую. Не один уже раз он обругал себя за то, что тогда позволил им так далеко отойти от трассы. «Хоть бы сопки эти чертовы приблизились. Может, там и правда кто-то живет? Ведь здесь почти все поселки рядом с сопками построены», - в отчаянии думал Егор.

Тайга расступилась незаметно, и парень первым вышел на берег. Он смотрел на раскинувшееся перед ними огромное озеро и молчал. Молчал даже тогда, когда подошла Таня. Она так же, как и он, без слов смотрела на казавшуюся бескрайней воду. А потом устало спросила:
- Нам его ведь обходить надо, чтобы до сопок дойти?
- Не знаю, Танюшка, ничего я уже не знаю, - тихо ответил Егор, - наверное, надо. По воде только Христос ходил. Ты прости меня, Таня, не знаю я, как мы обходить его будем. Это же сколько идти…
Они сели на свои рюкзаки, Егор взял руку девушки и крепко ее сжал. А она вдруг радостно проговорила:
- Смотри, Егорка, смотри! - и показала рукой на заросли кустарника слева от них.
Встав и подойдя ближе, Егор увидел торчащую из кустов корму небольшой лодки, которая была просто привязана к кусту.
- Интересно, чья она? - спросила Таня.
- Откуда она здесь взялась, среди тайги, кто и откуда на ней приплыл? - в ответ спросил Егор. - Вот ведь, но это же лодка, Таня!
- А давай мы тут посидим, подождем. Ведь это же человек на ней приплыл, да, Егорка? Он, наверное, на том берегу живет. Или рыбаки здесь какие-нибудь. Да кто угодно, это же люди. Вот он придет и нам поможет! - и она счастливо рассмеялась.
Глядя на улыбающуюся Таню, с облегчением улыбнулся и Егор.
- Ну конечно же, человек приплыл, Танечка! Не медведи же здесь на лодках плавают. И конечно, он нам поможет. В тайге люди друг друга в беде не бросают, я думаю так. Будем ждать.

Кто бы знал, как радостно ему было слышать веселый смех любимой девушки. Он был по-настоящему счастлив видеть ее улыбающееся родное лицо. Даже голод ощущался уже не так сильно, но в желудке постоянно что-то подсасывало и слегка тошнило. Они сидели долго, день уже начал клониться к вечеру, а хозяин лодки так и не появлялся. Егор несколько раз пытался уговорить Таню самим переправиться на тот берег и поискать жилье, но она не соглашалась.
- А что будет делать хозяин, когда вернется и не найдет лодку? Он же подумает, что ее украли. Давай еще немного подождем, Егорка.
Егор все время пристально вглядывался вдаль, и вдруг ему показалось, что он заметил дымок на противоположном берегу.
- Смотри, Танюшка, смотри, вон там дым, видишь, дым, - почти закричал он.
- Где? - встрепенулась девушка.
- Да вот он!
Она проследила за его рукой и тоже вскрикнула:
- Ой, вижу, вижу, правда, вижу! Как будто из-под земли поднимается. Да ведь если дым, значит, там люди! Да, Егорушка, там же есть люди?
Таня внезапно заплакала. Улыбалась и плакала, а Егор снова бережно вытирал ей слезы своей заскорузлой ладонью и пытался успокоить.
- Это ничего, Егор, ничего, это я от радости разревелась, как девчонка меленькая, - виновато сказала Таня. - Не обращай внимания, я больше не буду, сейчас это пройдет.
Через какое-то время, уже совсем успокоившись, она вдруг сама предложила:
- А может, и правда, поплывем, пока не стемнело совсем? Хоть посмотрим, кто там. А потом на лодке за хозяином обратно вернемся. Мы ее назад пригоним, Егор. Поплыли?

Решительно отвязав лодку, Егор подождал, пока в нее заберется Татьяна, сильно оттолкнул ее от берега и запрыгнул сам. Почему-то в лодке лежало всего одно весло. Усевшись на корму, парень аккуратно, как когда-то видел в кино про индейцев, пытался грести одним веслом, но толком не получалось. Хотя ребята неплохо плавали, сердца трепетали у обоих, когда от неловкого движения весла лодчонка, казавшаяся теперь совсем крохотной, пыталась накрениться то в одну, то в другую сторону. Немного погодя Егор все-таки приноровился. Делая длинный гребок веслом, он слегка подворачивал лопасть вбок, и лодка шла прямо.

Автор: Игорь Кичапов

Оставить комментарий

Хотите оставить комментарий?

Станьте участником сообщества или выполните вход.

Комментарии

Игорь Кичапов

Все таки доставлю повестюшку..
Вдруг кто прочитает)))

30 июля 2014

Дед Шнаревич

Интересная повесть. Но особо интересными для меня были 8-12 гл. Люблю и знаю тайгу по многоразовым сплавам по горным таёжным рекам и работе в геофизической экспедиции, базирующейся в п. Ванавара, известного тем, что именно возле него "упал" Тунгусский "метеорит". Мои невыдуманные истории, опубликованные на этом сайте (25-26 июля), в большой части происходят в тайге. Только без криминала,но тоже драматичны и необычны.

Дед Шнаревич

3 августа 2014

Игорь Кичапов

Дед Шнаревич
Благодарю! Загляну обязательно, сам то я. всю жизнь в тайге)

4 августа 2014

 

Вам будет также интересно

ЛЕПЕСТКИ РОЗ

РОЗЫ ЛЮБВИ РАСЦВЕТАЛИ В САДУ...
А ИХ ЛЕПЕСТКИ, ИСКАЛИ СУДЬБУ.
ОНИ ТЯНУЛИСЬ ДРУГ К ДРУГУ ЛЮБЯ...
И ВСТРЕЧА, ПОЧТИ, БЫЛА ИХ БЛИЗКА.

Читать далее...

Звезда.

Ты просто отпусти меня опять,
Ведь знаешь, что твоею я не стану.
Мне тоже пришлось многое терять,
А время, жаль, не лечит эту рану.

Читать далее...

Жестокое

О несчастной любви и разбитом сердце

Читать далее...

настроение

мне опять возвращаться к окнам тёмным ,холодным,
где не встретят меня ни любовь,ни тепло...
моё сердце,комочек холодный м мокрый,
как котёнок добром отвечает на зло!

Читать далее...

Классная рыбалка

Дым костра у речки вьется,
лодка по воде плывет.
Где-то рыба тихо бьется,
рыбака на лов зовет.

Читать далее...

Синонимы к слову «мокрый»

Все синонимы к слову МОКРЫЙ вы найдёте на Карте слов.

Добавить произведение

Приглашаем вас добавить произведение и стать нашим автором.

Последние комментарии new :

Вспомни...
от Демьян пастушок

"Еще не поздно все исправить..." Сказал в горах один мудрец. И после этог...

Статистика

©  Сообщество творческих людей «Авторы.ру» 2011-2016

Перепечатка материалов приветствуется при обязательном указании имени автора и активной,
индексируемой гиперссылки на страницу материала или на главную страницу сообщества.

18+